Конкурсы для учителей русского языка и литературы в 2017

Как проходит Международный конкурс "Лучший учитель русской словесности зарубежья", с какими трудностями сталкиваются преподаватели русского языка в Белоруссии и Молдавии и почему для учителей важны международные курсы повышения квалификации, "Голосу России" рассказали финалистки конкурса Ольга Брижатюк и Инна Винник.

Гости в студии "Голоса России" - участницы Международного конкурса "Лучший учитель русской словесности зарубежья":

Ольга Ивановна Брижатюк - Лицей имени Гоголя (Молдавия)

Инна Ричардовна Винник - ГУО "Сновская средняя школа" (Белоруссия).

Программу ведет руководитель Россотрудничества, член Правления Фонда поддержки публичной дипломатии имени А.М. Горчакова Константин Косачев.

Косачев: Добрый день, утро или вечер, уважаемые слушатели радиостанции "Голос России". С вами, как всегда, я, Константин Косачев - руководитель Федерального агентства по делам СНГ, соотечественников, проживающих за рубежом, и по международному гуманитарному сотрудничеству, спецпредставитель президента России по связям с государствами-участниками СНГ.

Моих гостей двое, но прежде, чем их представлю, я хотел бы немножко похвалить Россотрудничество за идею организации конкурса, о котором мы будем говорить - Международного конкурса "Лучший учитель русской словесности зарубежья".

Он прошел в первый раз. Мы очень надеемся, что он станет регулярным, что год от года интерес к этому конкурсу и число желающих принять в нем участие будет расти. В свою очередь, это станет подтверждением манифеста о том, что русский язык в мире по-прежнему востребован, сохраняет, а, может быть, даже расширяет свои позиции.

Самое главное - русский язык в мире есть, есть кому продвигать его, кому сохранять, кому передавать его будущим поколениям. Это, разумеется, учителя, отсюда и жанр конкурса. На первом этапе претенденты принимали в нем участие в заочном режиме, через Интернет. Всего мы получили более трех сотен заявок.

Потом был очень серьезный отбор. В жюри конкурса - ведущие российские русисты, работающие как на уровне высшей, так и на уровне средней школы. Был очень серьезный конкурс, определены 15 финалистов из 15 стран ближнего зарубежья - я знаю, что многие за пределами России этот термин не очень-то любят - из стран бывшего Советского Союза, это государства СНГ, страны Балтии, Абхазия и Южная Осетия.

Увы, в этом списке по понятным причинам нет Грузии, хотя лично я только приветствовал бы участие грузинских коллег в этом конкурсе. Может быть, в будущем так и будет, тем более, что в Грузии недавно сменилась власть.

Так или иначе, 15 финалистов конкурса, отобранных взыскательным и требовательным жюри, собрались в Москве. В эти дни проводится второй тур, подводятся итоги. Объявление его результатов происходит в то же время, когда в эфир выходит наша программа. На сайте Россотрудничества мы обязательно официально объявим победителей конкурса.

С двумя претендентками на победу я хотел бы провести эфир. Я с удовольствием представляю своих собеседниц. Ольга Ивановна Брижатюк, Молдавия, лицей имени Николая Васильевича Гоголя. И Инна Ричардовна Винник, Сновская средняя школа, Белоруссия. Добро пожаловать в студию, спасибо, что согласились принять участие в этом конкурсе. Я вам, разумеется, желаю победы, но даже то, что вы в финале, уже говорит о том, что вы - лучшие, поскольку вы представляете свои страны, что называется, в одиночку. Дай вам Бог победить в большом конкурсе. И спасибо за то, что вы согласились прийти к нам в студию.

Я не знаю, в каком порядке вы будете отвечать на вопросы. Как вам этот конкурс? Насколько он оказался интересным, серьезным, требовательным? Что пришлось сделать, выполнить, чтобы доказать свою компетентность и право претендовать на победу? Насколько вам было легко или трудно?

Брижатюк: Во-первых я хочу сказать, что "Голос России" - моя любимая радиостанция, я ее слушаю в Молдавии с 7 утра до 9 вечера. Я принимала участие в программе "Грамотей" и даже получила две книжки. Для меня большая честь и радость, что я присутствую в этой студии.

Что касается конкурса, он, как и все конкурсы, заставляет переживать, волноваться. Только сейчас у нас появилась возможность расслабиться, предыдущие два дня мы были в большом напряжении.

Конкурс, я бы сказала, сложный. Нужно было за очень ограниченное время представить лучшие наработки, причем так, чтобы стало понятно, чем мы занимаемся, почему мы на этом конкурсе.

Я бы сказала, что все мы испереживались. Все конкурсные испытания были интересными, особенно понравились последние. Мы, когда разговаривали друг с другом, пришли к выводу, что к последнему заданию все раскрепостились, стали более свободно говорить, самовыражаться. Так что, если бы еще были задания, мы бы, наверное, совсем почувствовали бы себя в своей тарелке.

Винник: Мне хотелось бы начать с дистанционного тура этого конкурса. Пришлось его проходить в жестком временном режиме, но, наверное, для учителя это хорошее испытание, оно учит распределять время.

Если бы конкурс состоял только из тестовых заданий, я вряд ли приняла бы в нем участие. Но когда я увидела, что есть творческий тур, я подумала, что это, наверное, мой конкурс. И, получается, не ошиблась: из Белоруссии было очень много участников, мне было сложно пройти отбор. 93 участника - довольна высокая конкуренция.

Задания, которые необходимо было выполнять, носили творческий характер. Для меня как для человека, который пишет стихи, выступает на сцене, участвует в конкурсах, это был свой формат.

Косачев: Какие были задания? Вы писали диктант, как ваши ученики? Или это были тесты на знание методики?

Винник: Была проверка знания языка, методики преподавания, педагогики. Было около 30 заданий.

Косачев: А творческая часть в чем заключалась? Написать сочинение на заданную тему? Или тема была вольной?

Винник: Были разные темы. Мы соревновались в разных группах.

Косачев: Я уточню: было две категории конкурса. Это "Ценители русской словесности" - конкурс для учителей в школах с русским языком преподавания, где русский как родной. И второй конкурс - "Хранители русской речи" - для учителей из школ с преподаванием не на русском языке, где русский язык преподается как иностранный. Об этом идет речь?

Винник: Да. Мне кажется, задания были разные для обеих групп. Например, в моей категории необходимо было написать эссе.

Косачев: Вы работаете в Белоруссии, но участвовали в конкурсе "Хранители русской речи"?

Винник: Да. У нас в стране русский язык - государственный. А я работаю в школе, где преподавание ведется на белорусском языке.

Косачев: Что это значит? Вы ведете занятия по русскому языку как иностранному?

Винник: Да, я веду и русский язык, и литературу.

Косачев: Эта ситуация одинакова для всех белорусских школ? В каждой из них преподается русский язык и русская литература?

Винник: Да.

Косачев: И, кроме этого, есть школы с преподаванием всех предметов на русском языке?

Винник: Да, конечно.

Косачев: Чем это определяется? Почему в одном месте может быть школа с преподаванием на белорусском языке, а в другом - на русском? Это решают муниципальные власти, Министерство образования, родители?

Винник: Есть разные причины, в том числе учитывается желание родителей. Например, в начальной школе у нас по желанию родителей открыты русские классы. Здесь много факторов.

Косачев: А как в Молдавии?

Брижатюк: Я работаю в школе с русским языком преподавания.

Косачев: Все предметы преподаются на русском языке?

Брижатюк: Да, но, естественно, изучается и государственный язык, который в Конституции называется молдавским, но все его называют румынским. У нас одна из самых больших русских школ Молдавии - 1200 учащихся.

Косачев: Она находится в Кишиневе?

Брижатюк: Да, в центре города. Учатся у нас дети разных национальностей, как, наверное, и везде. Есть русские, украинцы, гагаузы, болгары, молдаване. Есть ребята, у которых родители дома, в семье, разговаривают по-молдавски, но, тем не менее, они пришли учиться в русскую школу.

Правда, сейчас таких детей не так уж много. Сейчас идет обратный процесс, когда дети из русскоязычных семей идут учиться в румынские школы.

Косачев: А школ с преподаванием всех предметов на русском языке много в Молдавии? Их число сокращается, стабильно или увеличивается?

Брижатюк: Их число сокращается. Это тенденция, общая для всех школ. Идет очень большой отток населения из Молдавии, сокращается и число школ с обучением на государственном языке. Идет очень грустный процесс. Школ с каждым годом становится все меньше и меньше.

Косачев: А спрос на русский язык в Молдавии есть? Какие настроения существуют в родительской среде, среди самих учеников? Их нужно палкой загонять на уроки русского, или дети понимают, что это важный для них язык?

Брижатюк: Я работаю в русской школе, русский язык - один из главных предметов. Дальше все зависит от учителя - палкой детей приходится загонять, или они с удовольствием ходят на предмет.

Если говорить о молдавских школах, русский преподается там с 5 по 9 класс, по 2 часа в неделю. Как говорят учителя, которые работают в этих школах, у детей есть интерес к русскому языку. Интересно, что русский не преподается в 10, 11 и 12 классе, но проводится олимпиада для учащихся 9-12 классов, на энтузиазме учителей.

Дети готовятся с учителями вне обучения и принимают участие в олимпиаде, им это очень нравится. То есть интерес есть, но он не всегда поддерживается государством.

Косачев: Насколько вы в Молдавии и в Белоруссии чувствуете государственную поддержку? Либо вы оставлены, что называется, на самообеспечение?

Винник: У нас очень хорошая ситуация. В Белоруссии одинаково уважают и родной, и русский язык. Развиваются они довольно успешно. Я работаю в белорусской школе, причем это провинциальная школа. Насколько я понимаю, я вообще единственная из участниц оказалась из глубокой провинции, а не из столичных гимназий и лицеев.

Косачев: До Минска далеко?

Винник: До Минска 120 километров. Я работаю в школе, которая находится в Агрогородке - известном далеко за пределами республики хозяйстве. Это школа, которая занимает призовые места, в частности, в этом году она заняла первое место в Минской области по учебной работе среди сельских школ.

Наши дети конкурентоспособны. Скажем, такой пример. Мои ученики последние два года занимали вторые места на республиканском конкурсе исследовательских работ по русскому языку. Это большая победа. В Москве на конференции по языкознанию все они получили дипломы первой степени в секции "Языковая игра".

Есть среди них и победители дистанционного тура XIII Международной олимпиады МГУ. Я думаю, этим все сказано о государственной поддержке и об отношении к русскому языку.

Косачев: Ольга Ивановна, что можно сказать про Молдавию?

Брижатюк: У нас ситуация не такая благостная. Бедная страна, в целом образование находится не в самом лучшем состоянии. Я не могу сказать, что русский язык как-то притесняется, этого нет. Можно свободно общаться на этом языке, люди говорят на нем.

Особой поддержки русского языка со стороны государства, наверное, нет. Поддерживает Россотрудничество, сами учителя стараются вырваться из этого замкнутого круга - это одна из причин, почему я приняла участие в этом конкурсе. Каких-то специальных конкурсов, связанных с русским языком, не проводится.

Хотелось бы большей поддержки, чтобы язык жил в этой стране, овеянной гением Пушкина. Рядом с нашим лицеем находится памятник Пушкину. "Здесь, лирой северной пустыни оглашая, скитался я...". И люди помнят о поэте, там всегда лежат цветы. Но каким-то естественным образом происходит так, что пространство русского языка сужается.

Косачев: Вот две страны, картина разная, что, наверное, вполне понятно, если учитывать официальную политику властей Белоруссии и Молдавии, которая, разумеется, во многих аспектах различается.

Возвращаясь к конкурсу, вам приходилось на первом этапе доказывать свою методическую состоятельность, профессионализм? Русистика в мире, русистика, существующая в Белоруссии и Молдавии, не разошлись по своим тропкам за 20 с лишним лет независимости? Вы работаете по тем же стандартам, по тем же методикам? Или можно говорить о молдавской школе русистики, о белорусской школе русистики?

Я понимаю, что русский язык один и тот же, но школы его преподавания уже начали в чем-то отличаться друг от друга? Или все-таки это одна и та же школа?

Брижатюк: Если говорить о Молдавии, я не думаю, что существуют какие-то различия. Наша программа ориентирована на российскую, хотя у нас разное количество часов по сравнению с российскими школами, разные ступени образования, как я понимаю.

Сейчас у нас 12 классов. 10-12 классы - это лицейская ступень образования, на ней дети изучают литературу. Есть реальный и гуманитарный профили. Ученики, может быть, находятся даже в более выгодном положении, чем дети в России, потому что они три года изучают в старших классах русский язык и литературу, а в России - два года.

Все методические пособия, которыми мы пользуемся, российские. Есть что-то свое, если программа не совпадает, но резкого несовпадения все-таки нет.

Винник: Курс русского языка в Белоруссии носит системно-корректировочный характер. Это значит, что мы работаем в условиях близкородственного лингвизма, поэтому очень многие темы, скажем, связанные с пунктуацией, изучаются параллельно в русском и белорусском языках.

Что касается методики, у вас мы ей и учимся. Например, для меня было очень большим импульсом то, что я попала на замечательные курсы в Санкт-Петербургскую академию последипломного педагогического образования 10 лет назад. Этот импульс до сих пор дает мне новые силы для того, чтобы самой создавать уроки по тем технологиям, которым меня там учили.

Вышел диск с моими уроками по технологии развития критического мышления. Туда вошли и факультативные занятия, внеклассные мероприятия, уроки русского языка, литературы. Сейчас Минский областной институт развития образования готовит к выпуску книгу с моими уроками и диск в приложение.

Это все - импульс, который я получаю здесь. Год назад, несмотря на загруженность, я с удовольствием прошла этот же курс дистанционно. Думаю, что, конечно, все нужно брать у истоков.

Брижатюк: Я, кстати, тоже дистанционно прохожу санкт-петербургские курсы. Учителям в Молдавии очень не хватает тех курсов, которые когда-то были в Воронеже, мы туда ездили несколько лет подряд. И это были великолепнейшие курсы. Там была настолько хорошо продумана программа, мы уезжали действительно обогащенные методикой во всех отношениях. К сожалению, сейчас эти курсы не проводятся, и мы очень страдаем.

Косачев: Я не имею профессионального педагогического образования и на вашу работу смотрю с огромным уважением, но все-таки со стороны. Но, как руководитель Россотрудничества, которое участвует в реализации федеральной целевой программы "Русский язык" и работает по целому ряду направлений, могу сказать, что мы будем развивать дистанционный компонент, позволяющий повышать профессиональную квалификацию учителей-русистов за рубежом.

Но мы очень хорошо понимаем, что живое человеческое общение ничем не заменить. Вы говорите про курсы в Воронеже. Я знаю эту проблему. Она заключается в том, что в последние годы российская сторона продолжает приглашать на такие курсы, но бесплатным для участников этих курсов остался только сам образовательный компонент. А проезд люди должны оплачивать сами, гостиницу - тоже сами, питаться они должны за свой счет. Для многих это неподъемные расходы - доехать до Москвы, Воронежа или Санкт-Петербурга, прожить там какое-то количество дней.

Так не должно быть, по моему глубокому убеждению. И мы, в рамках компетенции нашего агентства, в контакте с Министерством образования Российской Федерации, с Министерством финансов, поскольку речь идет о деньгах, пытаемся добиться того, чтобы эта практика была пересмотрена, возвращена в те параметры, в которых она существовала раньше, когда учителей-русистов приглашали в Россию для повышения профессиональной квалификации за счет принимающей стороны.

Только так, на мой взгляд, и может быть, иначе мы просто лишим огромное количество людей возможности реально повысить свою профессиональную квалификацию. Дистанционное образование - это хорошо, но оно не может быть единственной формой повышения квалификации преподавателей.

Брижатюк: Книгами, которые мы получили в Воронеже, мы пользуемся, передаем друг другу. Это великолепная методическая литература на долгое время.

Косачев: Вы предвосхитили мой следующий вопрос. А что с книгами, что с учебниками на русском языке, про русский язык? Может быть, вы расскажете про другие предметы - например, химию на русском, историю на русском? Понимаю, что это не ваша компетенция, но вы, наверное, понимаете общую картину.

Брижатюк: Все учебники, которыми мы пользуемся, сделаны в Молдавии. Они разного качества. Может быть, немного сложные учебники по русскому языку и литературе, потому что они делались вузовскими преподавателями. Я - автор учебников по всемирной литературе для 10-11 классов и учебника для 9 класса.

Дети обеспечены учебниками, сделанными в Молдавии. Что касается учебников по другим предметам, в их адрес нареканий гораздо больше, чем по поводу учебников по русскому языку и литературе. Одна из проблем - учебники делаются на румынском языке, потом их переводят на русский язык, и перевод не всегда качественный.

У меня был мальчик, молдаванин, который после 9 класса пришел учиться в русскую школу, он хорошо владел русским языком, написал работу на московскую конференцию "Языкознание для всех" на тему "Особенности перевода учебников с румынского языка на русский в Молдавии". Очень много трудностей испытывают ученики, когда нет хорошего перевода. Этот мальчик мне говорил: мне как-то легче было воспринимать эти учебники на румынском, потому что он хорошо его знает. А русским детям, не в такой степени владеющим румынским, намного сложнее. Вот такая проблема.

Косачев: Какая обстановка в Белоруссии с учебниками на русском языке и о русском языке?

Винник: Хорошая.

Косачев: Хватает?

Винник: Да, у нас свои учебники, их пишут белорусские авторы. И по другим предметам тоже. С этим проблем нет. Пользуясь случаем, я бы хотела передать благодарность от учеников нашей школы и учителей за книги, переданные в дар Российским центром науки и культуры в Минске.

Косачев: Это приятно слышать. Мы до конца этого года планируем открыть второй центр, он будет в Бресте. Может быть, в дальнейшем появятся еще центры, это уже вопрос финансов. Но, раз будет не один центр, а два, мы надеемся, что и книг через них будет идти в Белоруссию больше. По Молдавии у нас пока таких конкретных планов нет, но все зависит от финансовых возможностей России.

Брижатюк: Я бы тоже хотела сказать вам огромное спасибо за те российские учебники, которые у нас есть. Одно время их достаточно много привозили, сейчас, к сожалению, меньше.

Почему? У нас учебник называется "Русский язык и литература" - в одной книге и предмет "Русский язык", и предмет "Литература". А по объему учебники ограничены. И получается, что текстов как таковых в части "Литература" мало, они в очень усеченном, сокращенном виде. И детям для того, чтобы прочитать полностью произведение, нужно идти в библиотеку.

В библиотеке может не быть книжек, их не хватает. Вот такая у нас проблема. А российские учебники нам помогают тем, что там полные тексты, и те, у кого в школах сохранились эти учебники, ими с удовольствием пользуются.

Косачев: Я уже неоднократно говорил в своих передачах, поскольку разговор о русском языке заходит довольно часто с самыми разными собеседниками, что время, когда России нужно было защищать русский язык за рубежом, проходит. Не потому, что ситуация наладилась - проблем огромное количество, а потому, что был определенный этап в нашей истории, когда распался Советский Союз, когда образовались независимые государства.

Каждое из них стремилось обозначить свою национальную идентичность, свой суверенитет, и государственный язык становился важнейшим фактором. А русский - может быть, Белоруссия в этом смысле исключение, я говорю сейчас о других бывших союзных республиках - часто представлялся, намеренно или ненамеренно, как бывший советский, "имперский" язык, от которого нужно держаться подальше.

Наверное, этот этап был неизбежным. Я не говорю, что его можно принимать, с ним нужно соглашаться. Но надо понимать, что иначе, наверное, и быть не могло. Но прошли годы, и новое поколение людей определяется в своем отношении к языку, в данном случае к русскому, равно как и к любому другому. Это отношение определяется другими соображениями, не идеологическими, а чисто прагматическими, житейскими - насколько этот язык будет востребован в жизни, в карьере, в судьбе.

В этом смысле, на мой взгляд, России нужно уходить от тактики защиты русского языка к стратегии его продвижения как языка, который нужен не только русским, но и всем жителям того или иного государства как дополнительное конкурентное преимущество.

В этом смысле мне кажется, что мы здесь, в России, должны делать гораздо больше для того, чтобы рекламировать русский язык не просто как красивый язык, на котором писали великие поэты и писатели, но как современный язык, сохраняющий мировые позиции, как язык, необходимый для поиска партнеров по научной деятельности, культурным проектам, бизнесу - чему угодно.

Вот что такое русский язык, и совершенно точно в этом смысле его позиции гораздо более конкурентны, на мой взгляд, чем позиции многих других языков. Кстати, в ряде стран бывшего социалистического лагеря, если брать Восточную Европу, интерес к русскому языку, согласно статистическим данным, сейчас возвращается. В школах дети начинают выбирать русский язык, как правило после английского, он уже находится на вторых позициях, оттесняя французский, немецкий и другие европейские языки.

Немногие знают, но русский язык ведь является, если мы будем воспринимать Европу не как пространство Европейского союза, а как пространство от Атлантики до Урала, самым распространенным в Европе языком, языком номер один. Это не английский, не французский, не немецкий, не польский, не молдавский, не румынский. Это русский язык. И мне представляется, что это должно быть понятно и известно всем людям, живущим в Европе и не только.

Я хотел бы вам напоследок задать вопрос, связанный с конкурсом. Он проходил впервые. Скажите, на ваш взгляд, что можно было сделать по-другому, чтобы вам было и легче, и труднее, и интереснее, и полезнее? Как нам в будущем подходить к таким конкурсам? Правильно ли мы подошли к нему сейчас, организовав сначала заочный тур, потом очный, с приездом в Москву?

Винник: Я думаю, это правильно. Если бы из каждой страны приехало несколько человек, они стали бы конкурентами друг другу. Мне кажется, все сделано разумно.

Брижатюк: Мне тоже кажется, что все разумно. Но я хочу выразить мнение очень многих конкурсантов: очень хотелось бы, чтобы организаторы провели экскурсии по Москве. Многие приехали сюда в первый раз, надо дать людям возможность увидеть город.

Косачев: Абсолютно вас понимаю. И не нужно нам скрываться за какими-то бюрократическими оговорками, потому что федеральная целевая программа "Русский язык", за счет которой проводится этот конкурс, не предусматривает экскурсионных расходов. Но я уверен, что мы сможем найти финансирование в других источниках, чтобы в будущем создавать такие возможности для людей, которые любят русский язык, которые его несут в массы.

Винник: Которые верны русскому языку.

Косачев: Которые продолжают русский язык не просто защищать, но его продвигать как мировое достояние.

Спасибо вам большое. Я хотел бы еще раз вас поздравить с выходом в финал нашего конкурса. Нашим радиослушателям напомню, что моими гостями в студии были Ольга Ивановна Брижатюк из Молдавии, лицея имени Гоголя, и Инна Ричардовна Винник из Белоруссии, из Сновской средней школы, которые стали финалистками первого Международного конкурса "Лучший учитель русской словесности зарубежья", организованного Россотрудничеством и претендующего на то, чтобы стать ежегодным.

С вами, как всегда, был я, Константин Косачев - руководитель Россотрудничества и спецпредставитель президента России. Смотрите нас, слушайте нас, спорьте с нами, но самое главное - будьте с нами. До новых встреч в эфире!

Позиции авторов публикаций, размещенных на сайте http://gorchakovfund.ru, могут не совпадать с позицией Фонда им. Горчакова. 


Источник: http://gorchakovfund.ru/news/9110/



Рекомендуем посмотреть ещё:


Закрыть ... [X]

Учителям русского языка и литературы: конкурс сочинений «Имя Что можно подарить на выпускной детям детского сада

Конкурсы для учителей русского языка и литературы в 2017 Международный дистанционный конкурс по русскому языку для
Конкурсы для учителей русского языка и литературы в 2017 XVI Международный Пушкинский конкурс для учителей русского
Конкурсы для учителей русского языка и литературы в 2017 МАПРЯЛ Международная ассоциация преподавателей русского
Конкурсы для учителей русского языка и литературы в 2017 Открытые ладони: Всероссийские конкурсы для педагогов 2017
Конкурсы для учителей русского языка и литературы в 2017 Конкурс Россотрудничества - новый импульс для учителей
Конкурсы для учителей русского языка и литературы в 2017 Международный конкурс «Моя родина СНГ» НОВОСТИ ШКОЛ
Конкурсы для учителей русского языка и литературы в 2017 Олимпиады и конкурсы по литературе и русскому языку
Конкурсы для учителей русского языка и литературы в 2017 Объявлен XVII Международный Пушкинский конкурс для
Конкурсы для учителей русского языка и литературы в 2017 ЦПИ им. К.Д.Ушинского 2017
Пушкинский конкурс 25 признаков того, что ты встречаешься с идеальной девушкой Игры и конкурсы на день рождения 60 лет Конкурсы и игры Конкурсы на замещение вакантных должностей - Официальный Оригинальные поздравления с Днем Рождения ПОЗДРАВЛЕНИНЕМ РОЖДЕНИЯ ВНУЧКЕ ОТ БАБУШКЕДУШКИ Поздравление с 30 летием девушке прикольные в прозе Поздравления для дочки с Днем Рождения Поздравления на Последний звонок от родителей и выпускников